Ситуация Че Рассказик основанный на реальных событиях... ... 17-й день похода. Вторые сутки мы стоим лагерем на этом чертовом леднике под этим злополучным перевалом, а он лежит там заваленный каменными глыбами... Замороженный, раздробленный, упокоенный бездушной скалой... Вчера был шок и паника, сегодня уже просто мрачная депрессия и тягучая апатия в членах тела, низкая давящая облачность делает мир черно-белым. Сейчас уже сумерки, Рубик снова ведет переговоры по рации, Егорка получил очередную порцию спирта и стонет в соседней палатке - его ноги смял озорной камень... аптечка с морфием погребена вместе с полковником КГБ. Никому нельзя покидать место ЧП под страхом смертной казни до прибытия высокопоставленных представителей госбезопасности... Лицо у всех осунулись, аппетит на нуле, по метеосводке на нас движется буран. Перед глазами яркими картинами проплывает родной дом, веселые сборы перед выходом на маршрут, палящее Солнце в летней долине и черной молнией разрезает мироздание канонада обвала... Зачем... Почему... Никто из нас пока еще не в состоянии смеятся, лишь наш жизнерадостный фотограф изредка выдает перлы черного юмора и удушливо хихикает вытерая мокрые глаза. Да поможет нам Бог... Мы окончательно проснулись уже когда ошметки палатки хлопали как питарды под кнутом обезумевшего снежного бурана... Мне снился кошмар и открыв глаза реальность стала смутным сумраком проникать в сознание под ледяные уколы в сонную кожу лица и оглушающий свист в ушах... Один кошмар сменился другим. Вязкие движения стали приобретать силу под гнетущим ветром. Второй палатке досталось не меньше и Рубик, в одном нижнем белье, голыми руками уже закапывал уцелевшие шмотки в снег. Я стал копать снежную пещеру периодически прижимаясь под порывами шквала. Тоже голыми руками... Времени что-то искать не было, да и найти маловероятно. И вот мы сидим под холодным куполом, время от времени протыкая дырку в пугающую действительность. Обмороженными пальцами под тусклый свет драгоценного фонаря пишу эти строки без надежды на благодарного читателя... Дороги. Дороги есть на всех, они причудливой сетью покрыли наш мир. Плотная гравийная спираль карьера для стотонного тягоча, молодая хвойная тайга для ракетоносителя, гладкая как шелк для болида, грунтовая пыльная для велосипедиста, хитрая приземистая звериная для охотника, извилистая горная для пешего путника... Выбирать есть право. И вот когда твой путь выбран и движение не прекращается пару суток, возникает зависимость или просто потребность в постоянном движении. Движении, которое приносит сомнительное удовольствие, которое становится навязчивой идеей перемещаться, пешком ли, внутри стального механизма ли. Удовольствие возможно от перемены геомагнитных влияний на мозг. Сомнительно оно как и многие другие, являясь по сути самооправданием своих неразумных поступков... Разумность, она всегда где-то рядом. Ты движешься по своей дороге параллельно дороге разумности, иногда приглядываясь не слишком ли отдалился от неё. Выглядывая из-за бугра поросшего жухлой травой или из-за каменной глыбы поросшей ледяными иглами. Трепетно веря, где-то в самой глубине души, что в итоге эти две дороги пересекутся. Всё это не зря, это всё имеет смысл и количество когда-нибудь перерастёт в качество - успокаиваем мы сами себя. И с этоq верой поколение за поколением перетираются жерновами времени... А в конце всех дорог нам чудится башня, замок, вершина совершенства - зиккурат. Именно там пресекутся параллельные прямые на сфере бытия. У каждого своя дорога. Но сейчас, в снежной пещере, в ледяной ловушке, у нас на всех одна дорога. С каждым выдохом ошмётков тепла из промозглых тел, наши дороги всё туже скручиваются в один прочный жгут. Тропа разумности сейчас где-то очень далеко, на краю снежного бурана, мы потеряли её на скалах... И на грани реальности, я вижу свой замок сквозь сумрак тухнущего сознания. Это ракета уносящая мой взгляд в иные миры... Сначала ко мне пришел каменотес и хрустящим, потрескивающим голосом сообщил что его работа выполнена - на перевале вытесана в монолитной скале групповая скульптура и мы в принципе уже не нужны. При каждом его слове мышцы сводили судороги, корча тело и кроша зубы. Было совсем темно, я не мог даже понять открыты ли мои глаза, фигура каменотеса подсвечивалась радужными переливами. Потом он пропал и появился шум гомонящей толпы, тело медленно и настойчиво обвалакивала боль, будто закрыли крышку инквизиторского саркофага с гвоздями. И повинуясь фантазии боль локализовалась точками по коже, шум наростал и походил уже на ликования пирующих инквизиторов... Водопад, наконец понял я когда тысячи жал сменились обжигающим ветром пустыни...
Яндекс.Метрика

Хостинг от uCoz